?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Об этике и не только. В кинопроизводстве.
to_underline

 

Производство кино, безусловно, увлекательный процесс – заявляю это как профессиональный второй режиссер. Может сложится обманчивое впечатление, что съемочная площадка это сонное царство (заметны дремлющие помощники), или же хаотичный муравейник (ассистенты суетятся и смысл их передвижений непонятен посторонним). Даже если этого не видно, на площадке всегда бушуют страсти и интриги, вершатся судьбы, восходят и ниспадают «звезды», сбываются мечты, рушатся иллюзии… Профессиональный ход работы приправлен служебными романами. Иерархия и субординация ежеминутно демонстрируется коллегами. Группа занята текущими событиями. И только режиссер и продюсер отвечают за то, что из всего этого получится, за финальный результат, за произведение, которое будет представлено на суд зрителя за его же, зрителя, деньги. Во всяком случае, так должно быть. «Когда б вы знали из какого сора...». Попытаюсь разобраться, почему и откуда на самом деле столько «сора» на съемочных площадках, и «растут» ли из него «стихи».

В должности второго режиссера я всегда исхожу из того, что моя главная обязанность – обеспечить целесообразность и комфортность работы режиссера-постановщика, условия для воплощения его авторского замысла, предусмотреть и устранить все возможные проблемы, связанные с воплощением его творческой задачи. Такой подход к работе себя оправдывает на все сто, когда у режиссера присутствует этот самый творческий замысел, когда он четко формулирует и ставит коллегам задачи, когда внятно определяет цель. Так бывает далеко не всегда, конечно. Впрочем, творческий процесс не обязательно должен осуществляться по некой утвержденной и неизменяемой схеме. То есть хорошо, если план есть. Но и хорошо, если исполнители гибки в работе и способны адаптироваться ко всяким изменениям. В начале карьеры при знакомстве с режиссером я всегда задавала прямой вопрос: что именно вы ожидаете от второго режиссера, кроме изложенных в договоре обязанностей? Какой стиль работы вам будет комфортнее? Честно говоря, редко отвечали ясно и определенно. Частенько мой приход воспринимался просто как факт: продюсер нанял еще одного работника в группу – это данность. К тому же известно, что продюсер никогда не наймет человека «с улицы», это обязательно будет кто-то с непоколебимыми рекомендациями, не обязательно профессиональными впрочем. Один из режиссеров, помню, высказал такое пожелание: «Я всегда работал с одной и той же девушкой, и она понимала меня с полуслова. Я хотел бы таких же отношений с вами». В том случае речь шла лишь о временной работе для меня. Проект был заграницей, и меня пригласили только лишь потому, что та самая понятливая коллега была в декрете, а у меня были солидные рекомендации, да и владение иностранными языками было бесспорным преимуществом. Второй режиссер требовался срочно, крупный проект, историческая картина. Было проще пригласить меня, чем рисковать и перебирать местных. На достижение понимания с полуслова у меня просто не было времени. К тому же в группе накопилась масса проблем: дезорганизация, опоздания по графику, конкуренция… Высказанное именно это пожелание режиссера вызвало мое недоумение. Вспомнился еще один ответ, но уже от продюсера, на тот же вопрос: «Нужно чтобы вы жестко подгоняли коллектив, не теряя темп в работе». Мне вспомнился тогда Чаплин и «Новые времена»: шестеренки все ускоряются и ускоряются на заводе, пока несчастного работника буквально не засасывает в машину. На одном проекте мне удалось идеально договориться с режиссером. И я, и он могли свободно высказывать друг другу претензии и замечания, обсуждать их друг с другом. Учитывая, что познакомились мы только в связи с совместной работой, это была довольно рискованная договоренность. Ни я, ни он не знали, как каждый из нас среагирует на критику. Но, по счастью, в тот раз все получилось. Режиссер корректировал мое поведение, а я могла объяснять свои проблемы, связанные с его поведением.

В каждой группе есть свой стиль: порой это творческая атмосфера, где все заняты воплощением идей режиссера, порой это нервозная атмосфера, где все заняты тем, чтобы не быть уволенным. Сотрудники, которые имели и негативный и положительный опыт работы, не могут сразу сориентироваться, как принято здесь, на новом проекте. Когда они сталкиваются с тем, что в их проблемы вникают и стараются помочь, они откровенно пугаются, видя в этом подвох.

Приведу пример. Помреж, девушка 20-22 лет, собиралась на свадьбу своей сестры. Надо было отпроситься на один день. Девушка обратилась к директору, которая попросту отказала ей без объяснения причин. Весь день «хлопушка» ходила расстроенная, но на мой прямой вопрос не призналась в чем проблема. Под конец дня она все же набралась смелости и попросила отгул у меня. Я понимала, что директор не слишком обрадуется, что я приняла собственное решение. Но допустить, чтобы девушка пропустила главное событие жизни ее сестры, мне не позволили совесть и здравый смысл. К тому же я допускала, что она самовольно не выйдет на работу в тот день, за что уж точно будет уволена. Мне придется искать ей замену, которая не обязательно окажется столь же старательной и преданной проекту как нынешняя помреж. Я дала ей отгул на этот день. «Хлопушка» звонила мне пару раз прямо со свадьбы, волнуясь, что директор все же уволит ее за отсутствие. На самом деле ситуация была чрезвычайно простая: замену на эту смену нашли легко, и финансово никто не пострадал, а директор отсутствие помрежа просто проигнорировал. Фильм, кстати, теперь уже полностью готов, но радует только «пап и мам» продюсеров. А сестра «хлопушки» счастливо замужем и новой свадьбы не предвидится. То есть по сути помрежка могла пропустить главное событие в жизни сестры из-за никому не нужного второсортного фильма! Меня всегда поражало, как люди теряют здравый смысл, очутившись на киноплощадке!

Хорошая киногруппа, ее идеальное воплощение, это как музыкальный оркестр: у каждого своя партия, руководит дирижер, но создают все единое произведение для слушателя в зале. И пусть каждый отдельно не может оценить конечный результат, он должен лишь профессионально сыграть свою тему, следовать и доверять указаниям дирижера. Солировать музыканты могут только в особенное время, указанное композитором и дирижером. Дирижер же в свою очередь, находясь среди музыкантов, должен хорошо представлять себе, как звучит его оркестр для зрителей в партере, в амфитеатре, в ложах и на балконах. Так и в кинопроизводстве, не может быть отдельного идеально работающего цеха. Все департаменты должны четко работать на общую задачу, а режиссер направлять и корректировать своих коллег. Передавая эту функцию оператору, получается операторский фильм, продюсеру – продюсерское кино. Об операторском кино часто говорят: «Какое изображение! Какая картинка!» и при этом кроме композиции и сочности цвета фильм никаких достоинств не имеет. Однажды я не сдержалась и ответила: «Если фильм не получится, хоть на открытки порежете!».

Часто говорят о дефиците вторых режиссеров. Проштудировав сайты по трудоустройству я не нашла ни одной соответствующей вакансии. В агентстве по трудоустройству Мосфильма мне ответили, что к ним обращаются примерно один раз в месяц в поисках вторых. При этом в том же агентстве зарегистрировано примерно десять человек, способных выполнять эту работу. Говорю «примерно», поскольку сотрудница агентства не смогла мне дать точный ответ. Как известно профессиональную подготовку можно пройти только лишь все в том же агентстве, группа набирается один раз в несколько лет. Отсюда ясно следует, что вторыми становятся вследствие карьерного роста, а не по признаку профессиональной подготовки. Подтверждение этому частенько находится в высказываниях продюсеров. Принято считать, что каждый сотрудник в группе должен уметь делать все. Однажды, я возразила, что хорошо знаю свою работу и совершенно не знаю всех нюансов работы помрежа. Продюсер посчитал это очень плохим качеством. Мол, заболеет внезапно «хлопушка» и кто вместо нее будет работать? Я объяснила, что в данном случае гораздо важнее иметь на примете несколько вариантов замены сотрудника, чем самой вставать перед камерой и хлопать. В таком направлении продюсер о работе думать не привык. На самом деле частенько в группе настолько принято имитировать работу, а не работать, что воспринимается нормально, когда люди бросают свои прямые обязанности и вмешиваются в работу коллег. Парадокс заключается в том, что вмешиваться в чужую работу считают возможным практически все. Но я не видела еще ни одного человека, которому бы нравилось, что вмешиваются в его работу.

В этой связи рассмотрю еще одну проблему, существующую в кинопроизводстве. «Я хочу тебе помочь!» - условно назову ее так. Особо «усердные» коллеги так и норовят помочь товарищам из других цехов. Типовая ситуация. Командую «Тишина! Мотор!» и сразу слышу шипение от ассистентов и помощников со всех сторон: «Самолет летит! Чистый звук нельзя писать!» Разве кто-то кроме звукорежиссера отвечает за звук на площадке? Звукорежиссер молчит, потому что у нас с ним договоренность: я даю команду «тишина» и у него появляется возможность послушать атмосферу в тишине, выяснить, кто кроме самолета может помешать чистому звуку. И он сам, и только он даст ответ: «Мотор идет!», означающий, что по звуку снимать готовы. Но ассистенты настолько уже выучили это правило, что пока летит самолет, чистый звук не пишут, что они никак не могут сдержаться и просто промолчать. «Была команда тишина!» - рявкаю я в ответ. Уважаемые коллеги и подчиненные, ваша задача слушать и исполнять команду, а скорректируют мои действия режиссер и продюсер, если посчитают нужным.

«Я хочу помочь, поэтому буду тщательно делать доверенную мне работу!» - вот такая должна быть установка у хорошего сотрудника. Мне, как дипломированному специалисту, частенько хочется воскликнуть режиссеру: «Вы это делаете неправильно! Надо так и так!» Но я этого не делаю, конечно. Потому что отчетливо понимаю, меня пригласили вторым режиссером, а не режиссером-постановщиком. Продюсер сделал свой выбор, руководствуясь своим вкусом и задачами. Я могу изложить свои идеи наедине с режиссером, если он к этому расположен. Но в группе моя задача не ронять авторитет режиссера, а содействовать воплощению его идей. С умным режиссером такой метод работает на отлично. С режиссером неуверенным в своих силах не поможет ни деликатность, ни проявляемая субординация. Приведу пример из своей практики. На проект пригласили меня в качестве второго режиссера и еще одного профессионального кинорежиссера в качестве креативного директора. Режиссером-постановщиком был театральный режиссер – дебютант в полнометражном кино. Я познакомилась с ним заочно, в переписке по электронной почте, поскольку он был в командировке и предполагал вернуться непосредственно в первый день съемок. Проект до моего появления пробуксовывал уже пару месяцев и продюсер, набравший непрофессиональную группу, понял, наконец, что нужен человек с опытом, способный сдвинуть процесс с мертвой точки. Режиссер-постановщик был не в восторге, что в его отсутствие появился новый деятельный человек в группе. Раздражение его вылилось на меня непосредственно в письмах, в виде недовольства моей работой и предположением, что я интригую и пытаюсь занять его место. Я ответила ему в его же стиле и тоне. Перспективы продолжить совместную работу казались очень малореалистичными. Позже, режиссер вернулся в Москву, мы познакомились лично и начали работать. Отношение его ко мне было сдержанным, но уважительным. Мы просто не касались данного эпизода и конфликта не возникло. Мы сотрудничали. Я делала свою работу, и он это понял. Он понял, что я не пыталась перехватить проект, пользуясь его отсутствием и хорошим отношением со стороны продюсеров.

Заниматься непосредственно своими обязанностями и не лезть в работу смежных цехов - очень важно и ответственно. Не раз приходилось мне объяснять коллегам, в чем опасность вмешательства в чужую работу. «Но если я вижу недостаток и могу его быстро и незаметно устранить, почему я не могу этого сделать?» - «Потому что это не твоя работа! За нее отвечает другой человек!». В моей практике были съемки фильма с задействованной многочисленной массовкой. 150-200 человек должны были разыгрывать сцены из средневекового восточного рынка, перехода каравана и другие постановочно громоздкие эпизоды. Я давала людям задания, расставляла их по местам, формируя единую картину. Сделав круг и вернувшись в начало, я замечала, что массовка, получившая задание, делала совершенно другое. На мой вопрос, почему так, они отвечали, что к ним подошел кто-то из группы и дал новые инструкции. Мне приходилось переделывать свою работу, что занимало дополнительное время. Регулярный инструктаж массовки, что задание определяю только я, не всегда помогал. Позже я выяснила, кто был мой «помощник». Ассистентка считала, что пока я занята на одном секторе с массовкой, она распределит людей в другом секторе. Надо ли уточнять, что ассистентка была абсолютно не приучена работать коллективно. Она просто действовала, как считала нужным, не согласовав со мной. Конечно, в итоге ситуация вылилась в конфликт. Она была оскорблена, что я не оценила ее «помощь». Я же, очевидно, не могла «оправдываться» перед режиссером задержкой по времени из-за столь неуместной инициативы неуправляемых (а по сути, не приученных работать коллективно) ассистентов. Но за результат моей работы отвечать придется только мне! В этой связи хочется заметить, что никогда костюмер или гример, например, не стремится поправить фокус или постоять с пушкой звукорежиссера. Но бывает, что поправляют микрофоны на костюмах, что должны делать исключительно ассистенты звукового департамента. Никогда они не станут объяснять главным актерам, как им играть, но легко раздадут советы второстепенным. Уверена, что если ассистент занялся не своей работой, это означает только одно: он не знает свои прямые обязанности, просто потому что раз он не знает границ круга своих обязанностей, то и весь их объем ему неизвестен. Для него само участие в процессе уже является работой и не важно, действительно ли он помогает или ему так только кажется.

Я не раз слышала об обучающей «ломке» сотрудников, с целью подстроить их под себя, под привычный ход работы, своеобразный поиск самородка и воспитание из него профессионала. Никогда не понимала, почему же нельзя найти «готового» сотрудника? Считаю, что данная психологическая ломка вызвана лишь желанием начальствующего самоутвердиться. Видела, с какой гордостью они говорят о своих подчиненных: мой ученик, я его обучал. Просто смешно! Его обучали в высшем учебном заведении, его обучали родители, а вы его лишь «ломали» под себя, заставляли действовать психически комфортно вам. У профессионального человека по определению есть некий вкус и собственное мнение, что не приветствуется в современном кинопроизводстве. В высшем учебном заведении в течение пяти лет преподаватели развивали индивидуальность в студенте, формировали его самосознание как неповторимой личности, носителе особенного таланта. И это правильно и хорошо. Но в реалиях кинопроизводства продюсер часто стремится взять наиболее заурядного, серого, или же подавить талантливую личность, поскольку сами продюсеры частенько случайные люди в кино, и не хотят лидерства со стороны режиссера.

Отношение продюсера к режиссеру порой вызывает недоумение. Оператора-постановщика, звукорежиссера, художника по костюмам и гриму всегда возьмут профессионального. На режиссеров это правило не распространяется. Режиссером может быть любой. Хочется воскликнуть: «Вы приняли человека на работу! Доверьтесь его вкусу, таланту, опыту! Дайте ему возможность проявить свое мастерство, раз именно об этом вы с ним изначально договорились!» Продюсерам никогда не приходит в голову, встать за камеру и начать снимать, если заболел оператор-постановщик. Для этого нужно уметь ставить свет и управлять камерой. Продюсер никогда не станет гримировать актера, если отсутствует гример. Но, если не оказалось режиссера, то продюсер вполне может решиться самостоятельно поруководить актерами, дабы не отменять смены, или же вмешаться в монтаж фильма. Хочется спросить, о чем вы думали, утверждая кандидатуру режиссера-постановщика? Чем занимались вы на тот момент? Ответ прост. На тот момент вы повышали свою самооценку как продюсера-стратега. Кандидат в режиссеры-постановщики обещал снять полный метр за три дня с картинкой на миллион. Вы в уме прикинули, что дней будет пять. Выпили по рюмке коньяка и запустились. Неизбежно начались сложности и их преодоление по программе «подвиг» - новый повод для удержания высокой самооценки. А, когда фильм в итоге готов, то самооценка достигает своего апогея – «мы осуществили невозможное». В России очень много продюсеров, которые вообще занимаются кино только ради собственной самооценки. И оценить качество готового фильма такие продюсеры не способны.

В этой связи хочется заметить, что частенько нет четких критериев для оценки работы сотрудников или департамента в целом. Из-за специфики коллективности работы продюсеру бывает трудно определить, кто совершил роковой промах. На самом деле, это вовсе не трудно, когда задания и сроки четко определены, а не даются по ходу съемок. При грамотно проведенной подготовительной работе и при понимании продюсером этой работы, все идет четко по плану. Только лишь нерешенные проблемы неизбежно всплывают на съемках, хотя легко могли бы быть устранены заранее. По сути, большинство проблем съемочного периода, это недоработки подготовительного периода. К сожалению, редкий продюсер понимает эту взаимосвязь. И потому почти никогда продюсеры не предлагают откровенно прокомментировать ход съемок, озвучить проблемы и недостатки. Впрочем, редкий сотрудник осмелится это сделать даже по непосредственной просьбе. Продюсер посетит площадку и вернется в свой кабинет или же в ресторан на переговоры. А с режиссером надо продолжать работать изо дня в день, пока он не найдет возможность уволить за откровенность. На одном проекте, где продюсер был дебютантом, я почти умоляла его провести хотя бы пару смен на площадке, чтобы он лично мог понять, что такое съемки, и о каких проблемах я пытаюсь его предупредить. Мне так и не удалось добиться его присутствия. В результате, конечно, он так и не понял, что произошло: режиссер во время съемок был в восхищении от каждого кадра, а фильм получился скучный и пошлый. Это был пример слепого, ничем неоправданного доверия режиссеру, приведшее к провалу. Но есть и другая крайность. Продюсер исходит из принципа «кто за девушку платит, тот ее и танцует». Раз он финансирует картину, то значит, следует руководствоваться исключительно его пожеланиями. Вполне справедливо. Если только продюсер согласен, что вся ответственность за успех картины лежит на нем и, возможно, он станет единственным зрителем этого фильма.

Случается, что продюсеры не «балуют» своим вниманием съемочную площадку, довольствуясь информацией от режиссера-постановщика о ходе съемок и качестве материала. Режиссеры не теряются, и предоставляют смонтированные ролики – ритмичный монтаж самых ярких кадров. Почему-то продюсеры не практикуют смотреть вместо нарезки кадров, цельные смонтированные сцены продолжительностью в те же пять минут. Хотя очевидно, что фильм состоит все же из сцен, а не разрозненных кадров. Деморолики действительно производят благоприятный эффект, поскольку передают красочность материала, идеализируют представление о декорациях, костюмах, гриме, о трюках. Все это снабжено музыкой, которая, скорее всего, не имеет к фильму никакого отношения, а взята из подбора только для данного ролика, чтобы примерно передать настроение будущей картины. Но надо учесть, что обычно такую музыку берут из классической или современной, но всегда профессионалов высокого класса, настоящих кинохитов. В производимой же картине на такого уровня музыку может просто не хватить бюджета. Реальный результат, соответственно, может сильно разочаровать. Но продюсер редко желает реалистично взглянуть на свой фильм. Пусть лучше яркий, броский ролик, который он продемонстрирует инвесторам и спонсорам. А потом уж как-нибудь объяснится, почему ролик был великолепен, а кино в целом простенькое и скучное.

В работе я столкнулась с еще одним «профессиональным трюком». Режиссер не дает читать сценарий актерам. Мол, не зная финала, актер будет играть убедительнее и непосредственно. На площадке же по сути это выглядит следующим образом. Актер получает сцены на текущую смену. Ему неизвестно ничего из истории, кроме уже отснятых сцен. Но, поскольку, кино практически никогда не снимается хронологически по сценарию, да и сама история не всегда развивается линейно и последовательно, то актеру сориентироваться в перипетиях и взаимоотношениях практически не реально. Практически не реально без режиссера, добавлю я. В этом случае режиссер автоматически становится главным ориентиром, своеобразным компасом и даже становится кем-то вроде няни для актера. Без него актеру точно ничего не сыграть. Режиссер чувствует себя прекрасно: он работает, дает пояснения актеру о мотивациях и психологии героя. Продюсер и группа видят, что общение происходит, актер слушает режиссера, а значит, все заняты делом. Хочется сказать, что дело это по итогу получается очень дорогостоящим, а творческий результат слабоват. Ведь эти же самые разговоры актера и режиссера следовало провести в подготовительный период, без оплаты аренды павильона, съемочного оборудования, гонораров группы и прочих расходов. Хороший продюсер, реально отвечающий за финансирование проекта, обязательно обратит на это внимание.

О методах работы с актерами и массовкой у меня случился, однажды, спор с режиссером. Я давала задание массовке, что и как делать: объяснила сцену, подсказала, в какой момент перейти с одного места в другое, на что обращать внимание в действии, что отыгрывать, а главное все запомнить и повторять одинаково в каждом дубле. Режиссер счел, что я слишком много даю ненужной информации, и, соответственно, напрасно расходую съемочное время. По его мнению, я должна лишь изложить предлагаемые обстоятельства (ты торговец, смотришь на казнь), а массовка уже сыграет, что нужно – прямо по Станиславскому. Но массовка – это люди, приглашенные из соседних аулов и деревень. Про Станиславского они никогда не слыхали! В итоге режиссер, отстранив меня, решительно взял инициативу в свои руки, и получил в кадре совершенно статичных людей по фонам, поскольку отыгрывали они именно свидетелей некой истории – сочувствующе качали головой и робко перешептывались с соседями по кадру. В финальном монтаже к тому же в связи с принятой расфокусировкой фона, получился бездвижный «забор» массовки, впрочем, довольно живописный из-за ярких костюмов.

Наблюдая за работой режиссера с актерами я постепенно осознала, откуда и почему появился термин «самоигральный актер, самоигральная актриса». На съемках одной юмористической телепрограммы указания режиссера были настолько профессионально не пригодны, что актриса, дабы избавиться от его руководства попросту протестовала: «Не надо мне ничего говорить! Я сейчас все сама сыграю! Я вообще самоигральная актриса!». Режиссер на том проекте был заурядный карьерист, не владеющий принципами взаимодействия с актерами. А актриса была выпускницей классической театральной школы. Тем не менее, с одной стороны ей, как и всей группе приходилось считаться с этим режиссером. С другой стороны, режиссер боялся ее, осознавая свою слабую профессиональную подготовку. Ведь режиссера могли заменить по ее жалобе, а актрису так просто заменить нельзя. В итоге режиссер оказался в сложной ситуации: убедить окружающих, что ты профессионал, когда на самом деле им не являешься, невозможно. Выход оказался простым. Актриса заявила о своей самоигральности. Ей лучше плохой режиссер, но знакомый, чем неизвестно кто. А режиссер поощрял в группе еще менее профессиональных людей, которые в благодарность поддерживали его статус. Весь этот спектакль, обычно, вполне удовлетворяет приехавшего с пятиминутным визитом продюсера. Остается только сожалеть, что конечный продукт не устроил никого.

И это неудивительно, потому что режиссер должен понимать, к чему стремится, и формулировать внятно цели своим ассистентам. Эксперименты могут происходить на площадке, но в этом случае следует честно признавать: я шел опытным путем и не знал точно, что хочу. Впрочем, путь этот опасен. Если у режиссера нет четкого видения своего фильма, значит, скорее всего, фильм не получится цельным и гармоничным. И тогда за монтажным столом звучит: «В чем проблема смонтировать эту 20 секундную проходку? Мы же сняли к ней 10 кадров!» На площадке режиссер не хотел слушать, что на 20 секунд прохода героя по улице нет необходимости снимать 10 кадров. Добрая половина из них будет сброшена в корзину. Массовка, костюмированная и загримированная, вообще не попадает в монтаж. А продюсер интересуется, почему эта съемка заняла полсмены! Потому что режиссер в день съемки не знал, какой результат он хочет получить. Он делал все варианты, чтобы потом уже, по настроению, выбрать подходящий. Да, конечно, можно работать и так. Но стоит об этом сообщить продюсеру заранее, а не перекладывать ответственность на группу. Мол, грим и костюм заняли почти три часа, а ассистенты никак не справлялись с разведением массовки! Но редкий режиссер добровольно заранее заявит: «Я буду экспериментировать на площадке и я не буду думать о связанных с этим финансовых перерасходах! Я не умею представлять в воображении будущий кадр, поэтому я буду рассматривать варианты во время съемок!». Продюсеры пытаются решать эту проблему, ограничивая число дублей. Режиссеры, в свою очередь, «гоняют» сцену, не запуская камеру.

Конечно, кроме описанных мною вопиюще непрофессиональных случаев, были проекты, в которых группы работали слаженно и профессионально. Взаимопонимание, истинное сотрудничество, доверительность в работе все это со временем превращается в преданную дружбу между коллегами. И тогда уже встретившись вновь на новом проекте, возникает та самая магия, когда все понимают друг друга с полуслова, и никто не отвлекается на неуместные выяснения отношений, никто не конкурирует друг с другом, не комплексует, по поводу своего участия в проекте и своих профессиональных навыков. Каждая смена для группы становится возможностью не только заниматься любимым делом и зарабатывать себе на жизнь, но и развиваться профессионально, обогащать свое мастерство, чувствовать свою причастность к созданию пусть, может быть, и не шедевра, но совершенно точно хорошего фильма. Ведь над его созданием работала слаженная команда талантливых творческих людей, а не группка взвинченных, нервных, случайно набранных работников.




P.S.: Я получила несколько благодарных откликов за эту статью. Редактор газеты союза кинематографистов поставила простой, но правильный вопрос: что делать? Я дополнила свою статью практическим предложением, ответив на этот вопрос. Одним из возможных предложений. http://to-underline.livejournal.com/26064.html

P.S.2: Статья опубликована в газете СК-Новости (газета Союза Кинематографистов). Собираю материал для следующей статьи. Все подробности по ссылке: http://to-underline.livejournal.com/26808.html


  • 1
(Deleted comment)
Я рада. Спасибо!

Спасибо за статью. Очень хорошо написано.

Мне как режиссеру было крайне интересно. О многих вещах я конечно знал, кое-каких не замечал.
Спасибо за текст, вычленил для себя полезные рекомендации. Пишите еще).

И мне еще есть, что сказать )) Спасибо!

Отлично расписаны проблемы с которыми все сталкиваются.
Есть один вопрос:
Готовы ли вы всегда быть вторым режиссером, или желание занять место режиссера постановщика всегда присутствует? :)

Конечно, мне хочется свой проект, своих ошибок, своих достижений )) для того я и училась на кинорежиссера!

Не могу не поблагодарить за статью!

Спасибо! В следующий раз поговорим о проблемах звукорежиссеров?

Полезная и интересная статья, спасибо.

Спасибо за оценку!

Получил огромное удовольствие от статьи. Автору не помешало бы подумать о написании учебника про съемочный процесс. Писать вы умеете :)

Спасибое огромное за добрые слова!

Супер! Мне, как оператору понравилась фраза про открытки...!
Видела подобное и не раз...очень адекватно и верно.
Конечно,,,российский кинематограф оставляет желать лучшего...пока.

Спасибо! Ну вот, если фраза пойдет в народ, то Вы знаете, кто автор )))

а фраза пошла в народ! )

Я очень рада и горда )))))

Но, расскажите! Где, от кого, при каких обстоятельствах слышали ? )))

Требуются режиссеры, операторы, звукорежиссеры, дирек

Пользователь krossworld сослался на вашу запись в записи «Требуются режиссеры, операторы, звукорежиссеры, директоры, художники...» в контексте: [...] ие вашим коллегам. Полный текст оригинала статьи http://to-underline.livejournal.com/25855.html [...]

  • 1